26.01.2013

Йога сутра. Драштар. Внутренний наблюдатель

Опубликовано в Размышления о йоге

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Итак, мы накопили достаточный потенциал для того, чтобы приблизиться к пониманию смысла Патанджалиевского определения Йоги, как читта-вритти-ниродхи. Однако, для полного осмысления этой строфы следует обратить внимание на пояснение автора к своему определению данное в строфах 1.3 и 1.4. Тем более, что в этих строфах Патанджали вводит еще одну фундаментальную для всего эзотерического знания категорию, которую я пока буду называть Внутренним Наблюдателем.

1.2 yogash chitta-vritti-nirodhah

1.3 tada drashtuh svarupe’vasthanam

1.4 vritti-sarupyam itaratra

Строфу 1.2 я привел для напоминания контекста, вот 1.3. и 1.4 нуждаются в переводе

1.3:

tada — тогда

drashtuh 1) тот кто видит 2) тот кто расследует; судья (Кочергина).

svarupe  1) вид форма,2) суть сущность, 3) характер природа (Кочергина). Однако, точнее можно понять суть слова опираясь на его конструкцию:sva – «свой», «собственный»; rupa- «форма», «облик», «вид». Таким образом, сварупа – это «собственная форма».

avasthanam — пребывать

1.4:

vritti – по традиции пока оставляем без перевода

sarupyam – от sarupa 1) одинаковый, подобный 3) воплощенный

itaratra – иначе в противном случае

Таким образом, условный перевод указанных строф будет следующим:

1.3. Тогда (в состоянии читта-вритти-ниродхи)  Драштар находится с своем собственном состоянии.

14. В противном случае он отождествлен с вритти.

Я преднамеренно оставил слово Драштар без перевода поскольку от его понимания зависит все понимание йоги, как практики, и сделать прямой перевод на основании словаря без пояснения психотехнического смысла этого термина было бы неправильно. Учитывая, что термин происходит от слова «видеть» мы могли бы перевести Драштар, как «видящий», или вслед за Кочергиной «судья» имея в виду некоторую наблюдающую  часть психики человека. Однако перевести – еще не значит понять, а я ставлю своей задачей именно это, поэтому обратимся к примерам, которые проиллюстрируют общий смысл этих двух строф.

Для начала, вспомним кадры из очень хорошего фильма — «Управление гневом». В нем  есть интересный момент, когда психотерапевт, который был скорее Учителем для пациента, спрашивает: «Кто ты?». Пациент отвечает: «Я рекламщик».

–Я не спрашиваю, кем ты работаешь. Кто ты?

–Я специалист по тому-то, тому-то.

–Я не спрашиваю, какое у тебя образование. Кто ты?

–Я классный парень.

–Я не спрашиваю, какой ты парень. Кто ты?

Этот вопрос: «Кто ты?» только кажется какой-то шуткой или схоластикой. Однако это не совсем так. Ответить на этот вопрос разумеется невозможно[1], но попытка, усилие, совершаемое при этом дает много. Попытки человека ответить на этот вопрос постоянно связаны с идентификацией себя  с какой-то из играемых им ролей. Наиболее примитивные идентификации связаны с социальными ролями. Человек говорит: «Я столяр, я жена, мать двоих детей». Человек идентифицирует себя с этой ролью. Эта роль имеет строго определенный набор каких-то функций, эмоциональных состояний, энергетик, внутренних прав. Если человек идентифицирует себя со столяром, то он уже понимает, что туда, где  «крутые» отдыхают, ему нельзя . Или, наоборот, если человек себя идентифицирует как «крутого», то он не пойдет куда-то в другое место.

В социологии существуют так называемые «ролевые теории». Социум рассматривается как набор ролей (Ральф Линтон, Джордж Мид, Роберт Мертон, Талкотт Парсонс, Ирвинг Гоффман). Социализация рассматривается через призму этих теорий как процесс  обучения игранию ролей. Ребенок посмотрел на какую-то форму поведения, раз – «слизнул», тоже попробовал — работает, теперь у него эта роль есть. Постепенно эти формы поведения кристаллизуются, обобщаются в некоторые группы, принимают более- менее законченную форму. По большому счету, взрослый человек обладает достаточно ограниченным набором ролей,  границы которых четко определены.

Разумеется набор ролей не определяется только социальными ролями или профессиями. «Я хороший парень». Хороший парень – это тоже роль. Это означает, что человек допускает для себя некоторый набор эмоциональных реагирований, который он считает положительным.

С другой стороны, можно сказать, что есть роли, которые менее очевидны.     Если посмотреть на них с позиции Берновской теории игр, то можно выделить формы поведения, которыми живет человек. У одного человека есть некоторый набор ходов, и у другого тоже набор ходов. Люди разные, но поступают они абсолютно одинаково. В этом случае, они на каком-то уровне своего сознания идентифицированы с какой-то сценарной ролью, соответствующим сценарием. Сценарная роль более сложна, чем просто профессиональная идентификация. Эта роль включает в себя, например, последовательность эмоциональных реагирований, т.е., однотипные стимулы всегда вызывают однотипные для данного человека реакции.

В данном случае, если цитировать известный детский фильм — «Ури, ну где же у него кнопка?», то у человека таких «кнопок» достаточно много, и эти «кнопки» действительно работают примерно однотипно. Некоторое эмоциональное нажатие на «кнопку» вызывает совершенно стереотипный однозначный ответ. Стимул – реакция, вход – выход. Система черного ящика. В этом смысле возникает вопрос: «А где ты?» Если эту же роль может сыграть какой-то другой человек, и, более того, поскольку количество сценарных игр ограничено несколькими десятками, а на Земле — семь миллиардов человек, то можно примерно сказать, что еще несколько миллионов людей играет тот же сценарий, то где ты?

Наконец, можно искать какие-то роли, связанные с жизненной позицией. Человек является активным деятелем или пассивным, наблюдателем или действующим. С этим интересно сталкиваться, когда люди начинают заниматься боевыми искусствами. Человек начинает тренироваться, а на вопрос –« зачем ты это делаешь?» — отвечает – « если на меня нападут, то я знаю как защититься». По сути говоря, он находится в сценарии жертвы, потому что знает, что на него нападут. Прозанимавшись много лет  он по-прежнему может находится в сценарии жертвы, только теперь — он жертва подготовленная. Это – пример более глубинной ролевой идентификация.

Или, например,  аналогичная ролевая идентификация – «я что-то делаю или со мной что-то происходит». Если послушать человека и посмотреть, как часто он употребляет действительный или страдательный залог, то, как правило, одни люди преимущественно употребляют действительный залог, а другие – преимущественно страдательный. Со мной произошло, меня подвели, мне дали, у меня взяли, мне пришло, т.е. события происходят с ним, но не он их делает.

Можно, наверное, построить даже своего рода иерархию этих ролей, но смысл сводится к тому, что все это роли… Очень интересная тема – построение такой иерархии, но в действительности — все это не имеет отношения к вопросу «Где я?». Наверное ответ на этот вопрос лежит на уровне внутреннего ощущения, потому что понятие «души» безусловно правильно, но бесполезно, так как душу мы не ощущаем, но некоторое ощущение своего глубинного Я почувствовать можем. Самое интересное, что  это ощущение возникает в тех ситуациях, где в максимальной степени разрушается ролевая идентификация человека. Пока все идет хорошо, человек постоянно отождествляется со своей ролью. Жизнь понятна, определена и здесь нет места для Я.

Если социальная структура достаточно жестка, то каждая роль играется человеком, практически не задумываясь. Задумываться должен только ребенок, пока он эту роль освоит. Более того, изменение социальных ролей не приветствуется никем, в т. ч. социумом. В советское время, если человек хотел получить второе высшее образование, он должен был долго объяснять, зачем ему это нужно. «Ты же уже готов, шестеренка, вот мы тебя поставили, ты уже крутишься, а ты хочешь быть волчком. Непорядок». Тоже самое и в других аспектах социальной жизни. Если Вы пытаетесь вести себя не так, как требует ваша роль, вокруг вас возникают некоторые проблемы. Перемещение из роли в роль никем из социального эгрегора не приветствуется. Потому что любое подобного рода перемещение приводит, с одной стороны, к тому, что человек стягивает значительное количество энергии на себя с тех ролей, которые он играет, может быть даже и с окружающих людей, а с другой стороны, оно нарушает единый ритм. Если шестеренка отказывается быть шестеренкой, а хочет быть кем-нибудь другим, то весь остальной механизм начинает где-то клиниться. Поэтому тут есть некоторое сопротивление.

Но, с другой стороны, Природа не могла не предусмотреть какого-то момента, который позволит человеку кристаллизовать его Я. Потому что именно наличие Я и делает человека человеком. Животное не осознано, а человек осознан. Человек чувствует в себе это Я, которое независимо от всех тех ролей, которые он играет. Человек пытается вырваться из этих ролей, по крайней мере,осознанно выбирать ту роль, которую он сам хочет. Как правило, человек начинает чувствовать ощущение «Я» тогда, когда какая-то из ролей приходит в противоречие с другой ролью, или «разрушается вообще сцена ». Например, когда социум «ломается», и те роли, которые были адекватны, перестают быть адекватными, и тут может как раз на этом дискомфорте прорезаться «Я». Человек думал, что можно жить так, а оно не получается. Возникает момент, когда кто-то должен принять решение, или об отмене роли, или об ее совершенствовании, или о переходе на другой уровень игры. Кто принимает это решение? В этот момент, когда что-то рушится, можно почувствовать «Я».  Это уже невозможно завуалировать от самого себя.

Бывает так, что эти роли вступают в противоречие друг с другом. С одной стороны, я хороший человек, а с другой стороны, нужно сделать гадость. Кто принимает решение,  по какому пути пойти – сохранить себе ощущение, что я хороший человек, или сделать гадость, которая вытекает из этой роли?  Решение все равно нужно принять, и когда две роли противоречат друг другу, должен прийти кто-то третий, кто их рассудит. Этот третий находится немножко на более высоком уровне. Здесь возможна кристаллизация «Я». Кристаллизация «Я» не является процессом единоразовым[2], как в сказке, про просветление — Человек сидел под деревом Бодхи, достиг просветления, а потом жил долго и счастливо. Это все детский лепет на лужайке, потому что кристаллизация «Я» – это некоторое локальное сиюминутное состояние, которое можно почувствовать. Большинство людей его так никогда и не чувствует, будучи растворенным в своих социальных и эмоциональных ролях и точках зрения. Тем не менее оно иногда проскальзывает.

Если человек по каким-то причинам не может жить как раньше, например, по физическим – серьезно заболел,- то создавшиеся условия могут подвести человека к духовному развитию: есть вещи, которые можно проигнорировать, а есть вещи, которые проигнорировать нельзя. Пока человек находит в себе силы игнорировать, он пытается удержаться в рамках этой роли.

Это может быть физическая проблема, а может быть эмоциональная проблема – вас «колбасит» уже так сильно, что невозможно прикинуться, что не «колбасит». Надо это признать и что-то начинать с этим делать. В этот момент тоже может произойти кристаллизация «Я». Но, когда кристаллизация «Я» произошла, в дальнейшем поддержание этого состояния является задачей самого человека. Можно двигаться по пути духовного развития в широком смысле этого слова как студенты, которые «от сессии до сессии живут студенты весело».

Другой вариант, способ ученика – это попытка постоянно поддерживать в себе некоторое напряжение, грубо говоря, на пустом месте. Я называю это так: если Мир не создает вам проблемы, создайте их себе сами, тогда может быть и Мир вам их не создаст. Это состояние постоянного поддерживания некоего внутреннего горения можно назвать осознанной Духовной Практикой.

Человек ищет сам себе какие-то проблемы, пытается их как-то решать, даже тогда, когда эти проблемы не назрели в явном виде. Еще не «колбасит»,  но уже возникает желание удержать состояние кристаллизованности.

Если посмотреть разные старые эзотерические учения, то многие крупные деятели по этому поводу так или иначе говорили. Например, буддийские воззрения об иллюзорности бытия. Не следует думать, что Будда был странным человеком, когда говорил, что мир – иллюзорен. Если бы он так действительно считал, то не сидел бы под деревом Боддхи и никому бы об этом не говорил, потому что это не имело бы внутреннего смысла, это внутренне противоречиво. Он, таким образом, показывал людям, что их «Я» зачастую идентифицируется с какими-то ролями. Тогда понимание этого факта приводит к разочарованию, но не в смысле депрессии.

Кстати, этимология слова чары – колдовство, чародей, чара – дух помощник. Разочарование – это расколдовывание самого себя. Вы попали, к примеру, в классную социальную среду, Вы сейчас начальник. Классно,  у Вас столько людей в подчинении, Вы им поручите, они пойдут делать. Когда человек полностью с этой ролью отождествился, Мир говорит: «Ага, а давайте-ка теперь возьмут его и уволят!». И что? У человека получается крушение всего, потому что он-то искренне верил, что он начальник, он не понимал, что просто состоит на должности начальника, сейчас играет эту роль, и на самом деле к нему это не имеет никакого отношения. Ему дали подергать за эти веревочки, но это не он. Эта роль в любой момент может исчезнуть. Если человек полностью растворил свое Я в этой роли, то вместе с ролью исчезнет и он. Почему часто люди уходя с каких-то крупных постов быстро умирают, спиваются, происходят всякие проблемы? Потому что человек растворился в этом месте. Чем кайфовее роль, тем легче в ней растворится

Момент искусственного поддержания напряжения, искусственного разочарования в том, что происходит вокруг нас, именно это и является залогом духовного развития. Именно это «Я», которое выделено таким образом из тех ролей, которые вы играете, является той субстанцией, тем объектом, который развивается в процессе духовного развития. Потому что, если человек пришел в йогу или эзотерику, и чем-то занимается, сидит в лотосе или поет мантры, это еще не означает, что он духовно двигается.

Я уже упоминал эзотерическую систему И.Калинаускаса. Интересная мысль об убежище из школ — он говорит, что зачастую, когда люди приходят в духовное развитие или в школу эзотерическую, они приходят не для того, чтобы там духовно двигаться, а просто потому что это кайфовое место, где довольно приятные люди, с которыми можно пообщаться. Такой клуб по интересам. Или есть возможность сбагрить ответственность – здесь есть парень, который знает как жить, можно теперь не напрягаться, если что – подойду спрошу. Это тоже своего рода игра. Или человек уходит от решения социальных проблем типа: не могу я деньги зарабатывать, ну и ладно, я же духовный. Тоже своего рода игра. Калинаускас ввел такую категорию как «убежище», т.е. человек просто уходит… Это может касаться не только эзотерических школ, а и многих других. Человек может уйти в хобби, в алкогольно-развлекательную группу, и т.д. Хорошо, время структурировано, энергия спущена.

В социуме таких вариантов очень много — это своего рода ячейки, которые обеспечивают стравливание энергии. Они являются необходимой составляющей социума, потому что есть такая категория людей с «молодыми» душами, у которых много энергии и мало человеческих наработок, они этой энергией делятся. Им дали флаг в руки — они вперед побежали, включили музыку – они побалдели, праздник пива – выпили, совсем хорошо стало. И деньги заработанные отдали и экономику при этом не развалили. В социуме подобного рода ячеек очень много. Чем развитей общество, тем больше в этом обществе такого рода убежищ, куда человек может упасть и больше ни о чем не думать. Это путь не эзотерический, даже если человек пытается реализовать данный путь в рамках эзотерической школы.

Суть эзотерической доктрины состоит в том, чтобы поддерживать в себе некоторое напряжение  даже в рамках тех ролей, которые предлагаются, постоянно искать что-то новое, выходить из них. В этом смысле очень интересное явление – состояние ученичества. Состояние ученичества не связано с ролью. Хотя можно и играть роль: ученик подошел и спрашивает: «О, великий сенсей, а что мне делать, расскажи мне что такое дзен, или что такое йога?» Это не ученичество, а играние соответствующих ролей.

В чем суть ученичества? Состояние ученичества рождается тогда, когда у человека кристаллизовалось его «Я». Почему, как правило, и приходят в йогу, когда у человека возникают проблемы, когда возникает кристаллизация «Я» в силу этой проблемы

В этом состоянии человек может сделать выбор: хочется ли ему стать открытой системой или закрытой. Нормальный человек стремится к какой-то стабильности и закрытости. Человек, который идет по пути ученичества или вообще духовного развития, стремится наоборот к нестабильности и открытости до определенной степени. Как раз степень этой открытости, т.е. готовность меняться, готовность выйти из той роли, в которую он сейчас попал (имеется в виду не только социальная роль, но и эмоциональная), это и есть ученичество. Если говорить «энергетическим» языком – то это обладание соответствующим количеством энергии на это.

Мы рассматриваем данную проблему на языке, близком к современной философии и психотерапии. В эзотерических доктринах об этом говорилось несколько другим языком. Например, «если ученик готов, то учитель найдется». Это упрощенный вариант понимания, правильнее было бы говорить следующим образом: если ученик не готов, то даже если тысяча учителей подойдет к нему и скажет: «понимаешь, мужик, оно вот так», он этого не услышит. Нет энергии на то, чтобы услышать, потому что знание, которое человек получает в рамках эзотерической традиции это не знание типа физики, химии и математики, которые жизнь конкретного человека ни как не меняют и психологического сопротивления не вызывают, а духовное знание неизбежно меняет человека и тот может отчаянно сопротивляться тому, чтобы услышать.

Если вы узнаете, например, что существуют сценарные формы поведения, то у вас есть два варианта. Первый, забыть про это немедленно и никогда больше не вспоминать. Второй вариант, начать их отслеживать. И здесь с третьего раза (первые две попытки вы отследите на соседях) вы вдруг поймете, что оказывается следуете сценарной форме поведения и то, что вы считали вашими лучшими чувствами, есть не что иное, как классическая двухходовка. А то, что вы считали единственно правильной формой поведения – есть кусочек вашего сценария, который имеет строго определенное завершение в своем конце. Здесь опять есть два варианта. Первый вариант – попытаться с этим что-то сделать и второй вариант – вызверится на того, кто вам это сказал. Чаще всего реализуется второй вариант, особенно в том случае, если человек сказал больше, чем у вас было энергии чтобы услышать.

Однако мир заинтересован в духовном развитии человека. Внешние обстоятельства создают достаточно сильное внутреннее трение человека самого о себя, они создают трение человека об окружающее пространство, и на этом трении огонь духа постепенно разгорается. Это к вопросу о том, каков механизм духовного развития.

Когда мы говорим о ролях, то может возникнуть другая фобия – попытка ни с чем не идентифицироваться. Хотя это тоже невозможно, потому что из ничего – ничего не получается. Фактически то, что рождается в человеке, рождается из тех энергий, с которыми человек взаимодействует. Для того, чтобы в чем-то разочароваться, нужно вначале чем-то очароваться. Есть такая позиция, которую можно назвать, как страх жизни. Если я ничего не буду делать, то и не ошибусь. Забиться в угол и не дай бог куда-то влезть. При такой позиции процент развития равен нулю, но рано или поздно кто-то (у кого более активная позиция) в этой щели начнет нас ковырять. Будет плохо. Такая жизненная позиция является вариантом патогенной жизненной позиции. Она рационализируется всякими религиозными и псевдорелигиозными системами – «нам все по фигу, мы отрешились, абстрагировались, созерцаем как оно происходит все вокруг». Так не получится. «Я» кристаллизуется через прохождение каких-то жизненных ситуаций, причем через прохождение искреннее, т.е. нужно влезть, «получить по мозгам», прожить, осознать и суметь вылезти из ситуации. Только тогда вы вылезаете с новым опытом и ваше «Я» становится сильнее относительно данной ситуации. Причем под ситуациями я понимаю не только ситуации социальные, но и ситуации эмоционального контакта, и ситуации интеллектуальные (а если на мир посмотреть вот таким вот образом?), и многие другие.

Посмотрим на разные практики, которые применяются открытыми эзотерическими системами, (хотя термин «открытая эзотерическая система» – абсурд). Например, те же медитативные практики. В чем смысл любой медитации? В изменении своего состояния, т.е. Вы входите в то состояние, которое для вас, как правило, необычно. Вы проживаете его с максимальной интенсивностью и выходите из него в обычное состояние, т.е. Вы там были, Вы совершили это путешествие, Вы что-то поняли, вы оттуда что-то вынесли. Можно совершить путешествие только в одну сторону, т. е. закайфовать – Вы вошли в состояние, растворились в нем, поняли, что классно – «буду теперь жить всегда здесь». Аналогичные вещи могут быть связаны с использованием психоактивных препаратов.

В трансперсональных состояниях люди контактируют с духами, с божествами, еще с кем-то. Шаманы, которые впадают в транс, целители, которые с работают с духами[3]…. В таких состояниях часто теряется внутреннее «Я». А возвращаться может не хотеться. Одни люди более ригидные, им труднее уйти в другое состояние, другие – более рыхлые, они легко уходят в другое состояние (измененное состояние сознания), но им трудно потом обратно кристаллизоваться.

По сути говоря, духовное развитие и предполагает прохождение разных аспектов разных ролей: эмоциональных, социальных, мировоззренческих. Жизненная позиция это тоже некоторая роль. Максимально интенсивное проживание каждой из этих ролей, растворение в ней, а потом обратная кристаллизация из этого растворенного состояния.

В средневековье была такая наука как алхимия, которую у нас ошибочно считают или шарлатанством, или псевдонаукой, которая занималась поисками золота. На самом деле алхимия представляла собой эзотерическую систему, которая тоже описывала неким образом фазы духовного развития человека. Химическая символика в какой-то степени являлась метафорой. Когда говорили, что для получения золота необходимо много раз растворять ртуть в чем-то, а потом ее обратно кристаллизовать, это не значит, что они действительно планировали таким образом золото получить. Это означает, что именно таким образом формируется человеческая сущность, человеческое «Я», прохождением разных растворителей, жизненных ситуаций, из каждой из которых удается выйти собой, разотождествившись с этой ситуацией. Это к вопросу о роли очарования и разочарования в духовном развитии.

Существует еще один интересный момент – моментвызова. Когда все слишком хорошо, по крайней мере ничто не напрягает, человек имеет тенденцию потихонечку в этом хорошо «растворяться». Когда возникает какой-то внешний вызов, то возникает мысль о том, что дальше делать. Вопрос в том, а стоит ли ждать внешнего вызова. Можно самому себе создавать некоторые вызовы, ставить себе сверхзадачу, как у Гурджиева. Он говорил, что если вы идете, к примеру, домой холодным вечером по холодной улице и думаете, что дома чай, камин, вам осталось еще два километра, вы напрягаетесь, это усилие. Но, если вы пришли домой, не попили этого чая и пошли обратно – это сверхусилие. В данном случае в первом варианте человек играл совершенно нормальную естественную роль, он следовал биологической программе.

Биологическая программа – это тоже роль, это то, что в нас есть, то, что не связано с человеческим уровнем. Если посмотреть, в какой степени человек при общении мотивирован биологической программой, например, программа борьбы за лидерство среди мужчин, или программа борьбы за внимание мужчин среди женщин, то окажется, что очень большой процент усилий направляется на следование данной программе. Возникает вопрос: а где ты? В данном случае работает биологическая программа, самец делает свое, самка – свое, а человек где?

Таким образом, для развития вызов имеет смысл искать самому, естественно по силам, но его наличие постоянно определяет какой-то повод для развития. Оно не надо ни для чего, но поставить такую задачу имеет смысл, потому что она спровоцирует какие-то другие процессы.

Подытожу наши размышления.

Кристаллизация себя из привычных ролей и есть суть метода йоги, предложенного Патанджали. Формирование специфической части психики (Драштара или Внутреннего Наблюдателя) есть важный элемент предпосылка и критерий правильно осуществляемой практики. 

 

[1] По поводу невозможности есть даже строфа ЙСJ

[2] Вспомним статью о Ниродхе и ограниченности практкики

[3] В данном случае нас интересует эмпирика, а не интерпретация – явяляются ли эти духи «проекцией автономных бессознательных комплексов», «архетипами коллективного бессознательного» или онтологическими объектами.

 

Андрей Сафронов

www.yogasutra-comment.blogspot.com