09.10.2016

Рассказ «В поисках своего тела»

Опубликовано в Рассказы и истории учеников

Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Значит, ноги у меня уже не будет. Посмотрел на колено и торчащий кусок голени. А если потрогать? Кожу не отличишь от настоящей. И на ощупь как будто мышцы под ней, как и были раньше. Так все остальное вроде на месте. Нос, уши есть, голова и лицо все на месте. Стоп. Живот. Еще и части живота нет. Голова болит, но пара вставать.

Аккуратно я попытался стать на одну ногу.
В комнату зашли два человека.
— Добро пожаловать Владимир Дмитриевич!
— Добро пожаловать, – повторил я себе под нос, сидя на кровати, – добро, это если бы у меня две ноги было бы. А так я просто пожаловал.

Настроение у меня не важное, сказывается трансформация, которую волей – неволей проходят все разумные существа, попадающие в поле планеты.
Вспомнил фотографии этих причудливых сотрудников станции, которые запоминал при подготовке к полету.

– Значит вы Андрей Степанович Давиденко. – В ответ только кивок. Даже по этим необычным телам видно, что они стоят по струнке.

А вообще немного жутковато. Одно дело на фото, другое дело увидеть своими глазами. У Андрея Степановича нет части лба, а глаза один под одним. Нос был параллельно земле, и постоянно казалось, что он улыбается одной стороной рта. А также отсутствовало плечо, и рука шла прямо из ребер.

Второго уродца я так и не узнал.
Посмотрел на него вопросительно.
— Степан Николаевич Иваненко, – отрапортовал он.
— Вольно, – машинально сказал я

Жестом позвал Андрея и попытался встать. Без части живота меня клонило в одну сторону. Стоя на одной ноге, скрюченный, я держался за обоих помощников.

— Как вы просили, мы подготовили собрание, все уже готовы. Прошу учесть, что по инструкции вам следует сначала пройти обследование.

— Вы прекрасно знаете для чего я здесь. Нам нельзя терять времени. А обследование подождет. Я в норме. Ведите в командный пункт. – Голова, конечно, раскалывалась, но откладывать нельзя.

Пока мы шли по коридору мне принесли костыль, и стал идти почти сам. Зайдя в центральный купол базы, мы прошли мимо больших окон командного пункта базы. Они показывали мне тяжелый песок планеты Аркас, коричневую траву, сухие деревья и еле различимые горы на светло фиолетовом небе. Теперь меня ждут сотни лет с этим пейзажем. Надеюсь, что вместе с Софи.

В общем зале стояли почти все сотрудники станции. Когда мы зашли, Андрей Степанович подал знак, и все построились. В этот момент перед глазами поплыло, и ноги не захотели меня держать. Если бы не помогли, упал бы точно.

— Вам надо немного отдохнуть после перелета, – сказал мне на ухо Степан Николаевич. Этим он мгновенно меня взбодрил.

— Отдохнуть? — отрывисто и на весь зал. Он опустил глаза. А я продолжал говорить уже всем. – Запомните. Отныне я решаю, когда кто будет отдыхать. И будете ли вы отдыхать в принципе. Я буду решать, что вы будете делать утром, днем и вечером.

Сегодня пришел конец разгильдяйству, которое здесь творилось. Мне нужны результаты. И вы мне дадите результаты, чего бы это ни стоило.
Увидев усмешку, на одном безносом парне я подошел к нему поближе. Посмотрел прямо в глаза. Он начал моргать и отодвинулся назад.

В противном случае отправитесь домой. – у многих округлились глаза.
— Это же верная смерть, – кто-то выкрикнул.
— Вот именно. Император дал мне неограниченную власть, и не давайте повода мне ее использовать, – повисла немая тишина.

У нас есть всего один месяц, за это время нам надо найти лекарство от метаморфозы. Мы должны покончить с этой болячкой и мне не важно чем вы тут занимались предыдущие 30 лет. Я знаю, что каждый из вас на это способен.

— У нас слишком мало данных, – опять кто-то нарушил тишину.
— Я достану вам данные. Это я вам обещаю. На нас рассчитывает Император. И еще десятки людей, которые сюда прилетят через месяц. У них жизнь зависит от того, как мы тут работаем.

А сейчас я хочу поговорить с некоторыми из вас с глазу на глаз. – Я окинул взглядом пространство так, чтобы каждому показалось что я на него смотрю.

— Начнем с вас, Крис Вдавиченко. – Подошел я к однорукому, со скошенным глазом. – Пройдите, пожалуйста, со мной в кабинет. – Я специально делал интонацию такую, чтобы стало непонятно, даже приблизительно, что я хочу ему сказать.

Не люблю устраивать разносы. Но без этого никак. Надо держать все в кулаке иначе люди расплывутся. Многим даже ради самих себя трудно напрячься, приходится строить их, чтобы им же было хорошо. Я как хирург, делаю больно, чтобы потом было хорошо. Через пару недель они будут меня считать лучшим руководителем. Не раз проходили это.

За мной закрылись двери, оставив нас с одноруким ученым один на один.
Мы смотрели друг на друга. Спустя секунду раздался громкий, добрый смех. Как классно через столько лет увидеть своего лучшего друга. Мы обнялись.
— Рад тебя видеть! — Сказал я
— Ты все-таки, это сделал! Совсем не ожидал. Володька стал советником императора. – Сказал Крис. Хорошо, что на нашу дружбу никогда не влияли ни взлеты, ни падения в нашей карьере. Ни женщины, ни даже расстояния на половину галактики.
— Как ты, Крис?
— Как я? Я на планете Аракс. Я почти бессмертен. – Сказал Крис, но фраза звучала как-то пресно. – Правда, с одной рукой. – Я посмотрел на скошенную часть лба. — И глаз. Это недавно.
— Поддается метаморфоза? – Конечно, я читал все отчеты. Но я хотел это услышать из уст человека, который этим уже 30 лет занимается.
— Сдвиги очень маленькие. Мы нашли способы приостановить уменьшения тела, но это было сделано только опытным путем, и разница не очень большая. Ты же читал, мы до сих пор не знаем, почему на этой планете метамарфоза происходит, почему исчезают части тела. Поймем природу этой болезни, сможем избавиться, и обретем уже настоящее бессмертие. А для лечения метаморфозы нам нужен контакт с местными. Я думаю, это многое прояснит. Они, правда, не торопятся с нами знакомиться. – Он засмеялся.

Первую базу местные почти полностью смели с лица земли. А те, кто спасаясь хотели улететь, погибли покидая планету. Обратная трансформация не латает потерянные части тела. Они явно не дружелюбны к нам. Сейчас база постоянно подвергалась нападениям различных животных, так что о теплых отношениях с этой планетой не может быть и речи.

— Я заглянул к нему в глаза и спросил – А как ты сам справляешься без руки, и теперь с этим, – я кивнул в сторону его головы.
— Как плату за сотни лет жизни. А по новым прогнозам можно и до тысячи дотянуть. Почти бессмертие по нашим меркам. Правда пенсия будет совсем не ахти, – он засмеялся
— И не думай! Мы уже через месяц что-то придумаем.
— Ага, — неопределенно поддакнул он, — но знаешь, я не чувствую себя здесь белой вороной. – Улыбнулся Клим. – Что будешь делать дальше?
— Император имеет большие планы на эту планету. Но это в будущем. Сейчас нам надо его дочку, Софи, встретить. Врачи дают ей не больше полу года. Аракс это ее последний шанс.

Ты мои глаза и уши на этой станции. Я на тебя рассчитываю.
— Ты же знаешь, я не подведу.
— Конечно, знаю. – Мы обнялись, и вышли из комнаты.

Теперь можно заняться и здоровьем. Надо проверить состояние нового тела, которое мне сделал Аракс. Доктором была женщина. Когда на земле, перед вылетом, я смотрел на ее фотографию мне сначала показалось что это испорченное изображение или фильтр какой — то наложили поверх фотки, но это оказалась реальная внешность девушки. Было ощущение, что по лицу пошла мекая рябь. Как будто кто-то по пластилиновому лицу аккуратно прошелся палочкой, оставляя углубления несколько сантиметров глубиной. На фотографии это выглядело уродливо. Но когда я на девушку смотрел сейчас, она казалась мне вполне симпатичной, не смотря свои дефекты внешности. Удивительно.
Анет – так звали доктора, осмотрела живот. Красовалась дырка с правой стороны.

— Я с детства не люблю лечиться, – потянуло на откровения, – я всегда считал, что физические недостатки делают нас очень слабыми. Вам не кажется, что Аракс специально ослабляет нас? Возможно это именно так местные пытаются держать власть над всей планетой в своих руках .

— Ваше тело очень сильное. И красивое… – попыталась сделать комплимент Анет.
Я усмехнулся.
— Знаете, Владимир Дмитриевич, я вам кое-что покажу. Положите руки вдоль туловища. Расслабьтесь, вот, правильно.- она позвала помощника из другой комнаты. Он помог ей застегнуть ремни. Девушка взяла в руки скальпель. Я напрягся. Попахивало какой-то плохой задумкой. Девушка резко вонзила нож в мое бедро. Так и есть, задумка плохая. Резкая боль. Мозг разрывается. Я крикнул.
— Вот видите, Владимир. Болит как будто ваше тело из мышц и крови. – как ни в чем ни бывало, продолжала она — Но это на самом деле не совсем так.
— Какого хрена? – начал ругаться я.
— Вот смотрите, она раздвинула рану, и стало видно кожу, мясо, кость внутри. Но крови не было. Отрезала кусочек ноги как ломтик сыра, и протянула его мне.
— Больно, но интересно. Это вам не в отчетах читать, что такое Аракс. – Я взял ломтик своего тела в руку. Это был гель в форме кожи, мяса. Он был упругий, но его можно было разорвать, и даже растереть между пальцами.
— Всего пятнадцать минут, и вы станете как новенький. Очень быстрая регенерация. Хорошо, что не все существа на этой планете состоят из этого бессмерного материала. Животные уязвимы, как и на земле.

Рядом стоял медбрат. Он улыбался, глядя на девушку, с однозначным подтекстом. Их глаза встретились, и между ними проскочила невидимая искра.

Моя фантазия нарисовала несколько ярких эротических сцен с использованием острых предметов, которые, скорее всего, происходят между этими двумя сослуживцами. Интересные могут получиться развлечения, когда ты не ограничен физическими возможностями тела.
— А температура? – Спросил я, прерывая их невидимый сексуальный контакт.
— А да, конечно. – Девушка поднесла огонь к остаткам моего отрезанного мяса, и он очень быстро превратился в пепел.

Через десять минут рана затянулась, а через пятнадцать не было видно и шрама.
— Вот видите, Владимир Дмитриевич, Ваше тело здоровое и сильное как никогда.
Так что лечиться вам вряд ли понадобится – Сказала доктор, закончив все необходимые обследования.- Протез будут через несколько часов.

Теперь время составить план действий на ближайшее время. Когда зашел в кабинет, меня уже ждали члены совета базы.
— Я хочу, уже сегодня отправится в экспедицию. Так что готовьте машины.
— Владимир Дмитриевич, вездеходов уже не осталось. Пока вы летели на Аракс, последний вышел из строя, – ответил Андрей Степанович.
— Что с ним случилось?
— В этот раз мошкара, — сказал Андрей немного виновато.
— Как мошкара? Комары чтили?
— Это мошки, они налетели тучей и ели железо изнутри. Сгрызли все, что соприкасалось с машинным маслом, очень быстро, как капусту. Людей не тронули. Мы вернули на базу то, что осталось. Но восстановить будет сложно, займет не меньше месяца.
— Тогда пойдем пешком.
— Я приготовлю отряд. – Сказал Андрей. В его глазах не было энтузиазма. И я понимал, почему. Эти люди чувствовали себя в ловушке. Уже 30 лет на этой планете стоит база, и нам не удалось добиться практически ничего.
— Так, дайте мне отчет по всем контактам, которые у нас были с местными.
— Владимир Дмитриевич у нас не было контактов с местными. Мы никогда не выходили за пределы этой зоны. – Сказал ученый с густой бородой, показывая участок на карте, которая лежала на столе. – Ни на машинах, ни на звездолетах, ни пешком. Вот здесь есть участки песка, которые нагреваются до огромных температур, не давая возможности дальше продвигаться. Все данные, которые мы отправляли, основаны на косвенных данных.
— Значит, в живую мы их ни разу не видели. – Проговорил я свои мысли вслух.
— А как-же Виктор?
— Что? — я оглянул комнату. – Кто такой Виктор? Все участники совещания молча и переглянулись.
— Владимир Дмитриевич, он не стоит вашего внимания, — через несколько секунд сказал тот же ученый с бородой, — это сумасшедший механик. Он не в себе. Он уже более 200 лет на этой планете, и у него не все в порядке с головой.
— 200 лет? Нашей базе всего 30 же.
— Он единственный кто остался еще со времен первой экспедиции.
— Почему я не знал о том, что он здесь присутствует? Приведите его сюда. Он видел местное население?
— Ну, по его словам да.
— Ведите его! Почему вы в рапорте ни чего не писали. – Меня взяла злость, что они скрывали эту важную деталь.
— Мы писали, как только прилетели на эту планету. Он провел все это в пустынях Аракса. Он говорит, что хочет стать ветром. Он не в себе.
— Я все равно хочу его видеть, – немного подумав, сказал я.

В этот момент у Андрея Степановича прошипела рация:

— Капитан, Араклозавр мчится в нашу сторону. Мы активировали защиту, и готовим прицельный огнь. — Я последним вышел из комнаты. В большое окно командного пункта видно как огромный зверь, похожий на боевого динозавра мчался к нам. Железная чешуя, огромные зубы. Тяжелый песок улетал из-под его ног. Зверь явно настроен решительно, и казалось, ничто не сможет его остановить.
— Нам есть за что переживать? — спросил я.
— Мы уже отразили две таких атаки. Наша система защиты надежна.- При этом добавил — идемте со мной, в защищенный модуль.
Понятно, готовимся к худшему. Мы не успели дойти до цели, как послышался сильный удар. За ним еще один, и еще.

Из рации послышалось:
— Он прошел через наше поле как будто его не заметил. Он пробивает обшивку базы. Всем к оружию. — Удары начли греметь все чаще. — Мутант какой-то. Он намного сильнее предыдущего.
— Где оружие? — Мы с Андреем, подбежали к оружейной комнате. Я уже неплохо передвигался на костылях, как хорошо было бы сейчас иметь полноценное тело, а не этот огрызок ноги.

Металл уступил зверю, впустив его в центральный купол. На станции творился хаос.

Наконец-то ружье оказалось в моих руках. Опытным взглядом просмотрел слабые места противника. Стрелять в чешую не имеет смысла. Под чешую не заберешься, живот защищен. Остаются глаза и пасть. Передвигаться я не могу, но это не повод сдаваться. Поэтому буду стрелять.

Удобный приклад, прицеливаюсь. Спокойствие, задерживаю дыхание. Выстрел и попадаю прямо в глаз. Животное пронзительно орет. Я не двигаюсь, два выстрела успеваю загнать прямо в рот, третий попадает в переносицу.
Этого должно хватить даже для такого монстра. Держу на прицеле, жду, когда он упадет.

«Что за?» — Выругался я про себя.
— Живая бронемашина оклемалась и бежит на меня. Успеваю сделать четыре выстрела в бронированную чешую, прежде чем он меня достал. Теряю сознание.
Очнувшись, я увидел песок, мелкую растительность. Клык торчит у меня в животе, а ноги в пасти этого чудовища. Кровь сочилась сквозь зубы. И мы бежим. Точнее животное бежит со мной в зубах.
Несколько часов подряд я рассматривал трясущиеся однотипные пейзажи, и ничего с этим сделать не мог. Нащупал приклад оружия, которое крепко застряло между зубов, рядом со мной. Спусковой курок остался в пасти, так что воспользоваться им не мог.

Оранжево-красное светило уже высоко поднялось на фиолетовом небе Аракса, когда мы дошли до воды. Почувствовал, что сейчас будет остановка. Только пасть открывается, я хватаюсь за ружье и в одно мгновение делаю два выстрела прямо в пасть, добивая моего похитителя. Оглушительный рев и я падаю на песок.

Рядом со мной падают 10 тон мертвого мяса.
Мои раны затягивались несколько часов.

Я проковылял вокруг животного. Появлялось ощущение что оно специально мутировано для того чтобы разрушить нашу базу. Зачем в пустыне бронированная чешуя? Зачем шипы, которые вошли в твердый металл базы, как в масло? Уже подумал, что это на него сверху люди надели амуницию, но нет, это его природа такая.

День сменяла ночь. Ночь день. Я приспособил палку как костыль, выручил нож, который я нашел в кармане формы. Стоять на месте я не могу, это не в моих правилах, буду двигаться, пока живу. Не важно, что даже не знаю куда приду.
Зачем меня мучает голод и жажда, если я могу годами обходится без воды и еды? Зачем мне усталость если тело бессмертное. Зачем мне надо спать, если нечему, по сути, восстанавливаться.

Упав возле засохшего дерева на большие камни, я заплакал. Слезы не текли, но я громко всхлипывал. Сколько людей погибло сегодня. Прости Софи, я тебя подвел, я не смог.

Успокоившись, я поднял голову. В нескольких метрах от меня появилось что-то наподобие легкого тумана. Из дымки сначала виднелись небольшие точки, потом полоски и даже какие-то кусочки материи. Они постоянно были в движении, пока не показывалось сначала что-то бесформенное, а потом через минут двадцать понемногу вырисовывалось и тельце, отдаленно напоминающее то ли белку, толи тушканчика. Еще минуту, и зверек опустился на землю и убежал, а дымка улетела куда-то в небо. Я вспомнил Виктора, о который тронулся головой в пустыне. Может и я схожу с ума? Но нет, это действительно случилось.

Убедился окончательно в своей правоте, когда еще несколько раз становился свидетелем этого необычного появления разных животных, пока продвигался по бескрайним пескам.

Так я двигался, пока не увидел круги песка розового и красных цветов. Я знал, что это такое. Местный песок, нагреваясь до 600 градусов, становится розовым. А до 3000 красным. Кругов становилось все больше, и они коварно перемещались по песку. Увеличивая, насколько это возможно, скорость ковылял в промежутках между кругами. Но сомнений уже не было. Они все двигались в мою сторону, куда бы я ни шел. Мой последний шанс – большой камень, возможно, он не будет нагреваться. Я забрался и обернулся. Неподалеку такой же камень, когда до него дошел красный круг, просто раскрошился на маленькие кусочки.

Это был момент, когда я понял что уже ничего сделать не смогу. Опустились руки, с готовностью принять близкую гибель.

Как будто в ответ на мое отчаяние рядом зависла знакомая дымка. И уже через мгновение она превратилась в небольшой смерч, в котором метались различные косточки, кусочки кожи, шерсти и даже чешуи. Через несколько минут, когда красные круги уже начали крошить камень, на котором я находился, смерч рассеялся, и из него выбежало почти бесформенное тело, похожее то ли на огромную волосатую черепаху, толи на раздавленного дикобраза. Как только это, уже животное, начало двигаться, я вскочил на него. На удивление оно легко держало меня на своей спине и без затруднений проходило по горячему песку.

Оно фыркало, пыхтело, но меня не скидывало. Назову его Кузя.
Мы несколько часов с Кузей пыхтели по выжженной пустыне. И эти слова наверное никогда небыли настолько точны. Ни одного камня, травинки или дерева. Только ровный как стекло и горячий как из печки песок. Через некоторое время показался вдалеке город. Да-да настоящий город. Я уже видел его жителей, которые, как мне казалось, машут в мою сторону.

Подъехав на своем новом друге к этим существам, я понял, что они меня ждали.

Они очень похожи на людей, калеченных метаморфозой людей. Почему-то когда такое видишь, сердце обливается жалостью. Большинство из них очень мало, разве что в детстве могут жить полноценной жизнью. Болезнь съедает их тело.

Мне помогли встать, забрали Кузю и со всех сторон начали лепетать на непонятном языке. Я чувствовал себя большим гостем. Люди одеты в простую ткань. На тех лицах, которых не тронули изменения можно разглядеть счастливые улыбки. Интересно, это они всегда такие, или это, потому что меня увидели?

На улице стояли двух – трех этажные дома из пустынного строительного материала, создавалось ощущение, что я нахожусь в африканской провинции.

Идя в этом инопланетном шуме, неожиданно услышал знакомый язык. Даже обернувшись, не определил, с какой стороны идет голос.

— Это я с тобой говорю, – опять послышался голос, — справа, я с сумкой на плече. – Повернувшись, увидел глаза, которые смотрят на меня.
— Меня зовут Дик.
— Меня зовут Владимир. — Сказал я насторожено. Дело в том, что у него нет рта. А еще у него нет шеи, и носа. Прямо из плечей торчит пол головы, а на ней только два глаза.
— Рад приветствовать тебя от имени наилегчайшего Вальто. Он попросил забрать тебя для того чтобы вы встретились сегодня. А до этого времени я в твоем расположении. – Дик уважительно поклонился.

Молча, изучал нового знакомого. В кармане формы до сих пор лежал нож, который может пойти в ход, в случае необходимости. Конечно, убить не смогу, но остановить вполне.
— Я предлагаю вам воды. – Он протянул мне бурдюк. Я уже привык к чувству жажды и голода, которое не покидало ни на минуту за эти дни. Но эта не лучшая привычка. Влага смочило мое горло.
— Прошу вас, доверьтесь, — Дик протянул мне руку. – Вальто не помогал бы вам, ели бы желал зла.

Я немного помедлил и протянул руку. Это ритуальный жест, но надо всегда держатся начеку. Нельзя доверять настолько незнакомой цивилизации. Возможно, он помог, хотя это и спорный вопрос, но не известно для чего конкретно я ему нужен.

— Я тебе доверяю, Дик. Скажи, как ты думаешь, для чего я здесь?
— Я еще слишком тяжелый чтобы понять это. Только Вальто знает для чего вы здесь.
— А знаешь, мы пойдем к тебе домой! – Лучший способ узнать человека это побывать там, где он обитает.
— Ко мне? – удивился Дик. Я на него посмотрел вопросительно. — О, да — да, конечно.

На пороге его встретил сын. Как мне показалось лет восемь – девять по земным меркам. Он подбежал и радостно начал что-то рассказывать, и показывать на руку без пальцев. А Дик начал хвалить его.

— У нас сегодня праздник. – Радостно сказал, обернувшись ко мне. Сегодня впервые мой сын стал легче. – Сегодня ему стали не нужны пальцы. Он сделал паузу, посмотрел на меня, уловил мое непонимание происходящего, начал рассказывать.
— Дело в том, что мой сын пошел по моим стопам. Он, как и я, когда-то, начал рисовать. У него получались потрясающие полотна. – Он показал на картины, которые висели по дому. И, правда, красивые картины.
— Так вот с сегодняшнего дня ему пальцы теперь не нужны.
— Что значит, не нужны? Теперь он не сможет больше рисовать. По крайней мере, этой рукой.
— Да вы правы, теперь ему не надо рисовать.
— Что ты имеешь в виду?
— Раньше ему надо было рисовать, чтобы сделать полотно красивым, теперь ему этого не надо делать. Он может сделать любой предмет произведением искусства, не нанося на него краску. И каждый, кто посмотрит на его творчество, будет восторгаться теми чувствами, который мой сын вложил в эту картину, или любой другой предмет. Зачем ему теперь пальцы?

Я некоторое время переваривал информацию, и, кажется, начал понимать о чем речь. Я видел много экспонатов на выставках, которые с виду очень просты и обыденны, но от которых мурашки по коже идут, непроизвольно вызывая во мне эмоциональный отклик.

— А как же бытовые нужды? Брать другие предметы в руки, кроме кисти?
— О, для этого есть вторая рука. А этой он будет творить. Тем более что через несколько десятков лет он обязательно научится перемещать предметы без рук, – рассказывал Дик само собой разумеющиеся истины.
— Вот даже посмотри на меня, — продолжал он. Мне рот не нужен. Зачем он, если ты меня понимаешь и без него?
— А есть? Как ты кушаешь?
— Я давно научился управлять своим телом, теперь мне не надо питаться.

Я никогда не мог подумать, что люди могут радоваться, что становятся калеками. Но эти люди не просто умирают, они что-то получают взамен.
— И ты счастлив, когда становишься все меньше?
— Конечно, я становлюсь ближе к Ветру.
— Ближе к Ветру? – заинтересовался я.
— Да, ближе к ветру. Наилегчайший Вальто зовет тебя. Следуй за мной.

Этот дом не отличался от остальных построек поселения. Все те же белые толстые стену известняка, прохлада.

Я стоял и смотрел на Вальто. Если я правильно понял что это он. Я видел сердце, которое просто висело в воздухе. Оно стучало, как будто гоняет кровь по венам. Но вен никаких нет, как собственно крови и тела.

Приятный, тихий голос, который шел из неоткуда, но проникал глубоко в мое тело сказал мне:

— Зачем тебе и твоим друзьям наша планета?
— Мы прилетели сюда с миром. – Говорил я, взвешивая каждое слово. – На нашей планете жизнь коротка, и есть люди, которые умрут от Земных болезней. Мы хотим их привезти сюда, чтобы они могли прожить настоящую полноценную жизнь. – Сказав, я смотрел на сердце, которое медленно перемещалось по комнате.

Ни одного слова или звука Вальто не произносил, но создавалось ощущение, что меня внимательно слушают. Каждое мое слово он впитывает, анализирует. А я говорил правду. По-другому с этими существами нельзя. Пускай не всю правду, но об этом я старался даже не думать.

— Мы ищем возможность излечить людей, которые прилетают сюда. Чтобы их тело оставалось всегда таким, как при рождении. С руками и ногами, – продолжил я. – Мы хотим, что бы вы пустили нас на свою планету.
— Люди уже и так достаточно долго пробыли на нашей планете, учитывая то, что сделали в прошлый свой визит. Ветра уничтожат вас окончательно в ближайшее время, – при этих словах у меня все внутри сжалось, а рука потянулась к карману с холодным оружием.
— Помню, как сейчас первый ваш визит, – продолжал Вальто. — Я был еще довольно тяжелым, это было несколько сотен лет назад. Вы уничтожали наши поселения огнем. Забрали наших людей. Вы разрушили десятки наших поселений, пока ветра не спохватились и не защитили нас. Но даже они не смогли защитить тех, кого вы забрали с собой. И тех, над кем вы издевались, взяв в плен. Во мне до сих пор живут струи их ужаса. Мое сердце страдает от боли и жажды мести. Еще сто лет назад я бы заставил тебя мучится, чтобы ты ответил за каждую ниточку боли дорогих мне людей… Но сейчас я слишком легкий чтобы это делать.

Наступила тишина.
— Мы уже мирная раса. – Сказал я, но это были далеко не те слова, которые хотел услышать один из правителей Аракса.
— Сердце подплыло ближе ко мне. А я почувствовал, как мою грудь тянет в его сторону, и, ощутив с ним невидимую связь, я непроизвольно прикрыл глаза. Вальто был во мне. Перед глазами проскакивали все чувства, которые я когда либо испытывал. И страх, который я пытался не признавать перед неизведанной силой Вальто, и любовь к Софи, дочке императора, и чувство безысходности, которое меня постигло в пустыне, чувство преданности и долга к императору. Это одни из немногих эмоций, которые я успел уловить в раскрывшемся букете. Потом я почувствовал ниточку, по которой Вальто перешел к чувствам всех моих знакомых, и родственников. Я понял, что это мой далекий родственник был на этой планете в первой экспедиции. У меня проскочило его лицо, когда он умирал, улетая с Аракса. Потом ниточка повела ко всем людям на нашей планете. Я вместе с Вальто увидел, как люди сражаются в космосе, считая, что убивают своих врагов. Как они захватывают планету за планетой, считая, что несут добро убогим расам. Перед глазами прошли миллиарды убитых людей, плачь родственников и раскаяние военачальников. Мирные договоры, и нынешняя нелюбовь императора к применению насилия. Мне показалось, что сердце теперь знает, что чувствует каждый человек, который когда-либо родился на планете Земля.

Открыв глаза я посмотрел на Вальто. Сердце медленно таяло. И даже когда оно полностью исчезло, я слышал его голос.

— Теперь у людей с планеты Земля есть ветер, который будет поддерживать вас на планете Аракс.

Я увидел дымку, в которую превратился Вальто, и тоненькую струйку, которая шла к моей голове. Потрогав волосы, понял, что у меня уже нет части затылка.
Улыбнувшись, сказал про себя: «Я стал еще ближе к тому, что бы стать ветром».

Автор: Денис Руденко

http://denis-rudenko.blogspot.com/2016/09/blog-post.html